Большой каскад Петергофа

Навигация


Бронирование


Информация

Ломоносовский район, деревня Низино,
Центральная улица, дом 1

Схема проезда

(812) 331-45-48
(812) 249-92-59

Отзывы

Serguei Komissarov

Прекрасная кухня! Оказался здесь случайно и был приятно удивлен. В другом месте,...


Все отзывы

Большой каскад Петергофа

По своему замыслу и оформлению петергофская резиденция явилась памятником триумфальной победы русской армии и флота в борьбе за овладение Балтийским морским путем. Идея могущества России, ее торжества в Северной войне со Швецией наиболее отчетливо выражена в художественном ансамбле Большого каскада.

Большой каскад — самое грандиозное сооружение Нижнего парка. Расположенный на естественном склоне, он занимает площадь свыше трех тысяч квадратных метров. Каскад состоит из трех частей: Верхнего грота, двух семиступенчатых водопадных лестниц и Нижнего грота между ними. Снизу он замыкается ковшом Морского канала, который, словно гигантская чаша, наполняется водами фонтанов. Великолепная картина предстает перед вами и с террасы Большого дворца, и со стороны моря: буйное ликование водяных струй и потоков, мощный водомет «Самсона», окутывающий ковш облаком брызг, сверкание золота статуй, белизна мрамора, спокойная, строгая линия канала — все это подчеркивает величие грандиозной панорамы.

Большой каскад Петергофа

И фонтанное, и скульптурное убранство Большого каскада Петродворца глубоко символично. Помимо двух мощных потоков, низвергающихся по ступеням беломраморных лестниц, здесь бьют более ста сорока разнообразных по форме фонтанов. В центре этого водяного царства высится титаническая фигура Самсона, стоящая на массивном пьедестале из груды замшелых камней. В этой фигуре выражено огромное внутреннее напряжение и вместе с тем спокойная уверенность в своих силах. Самсон могучим усилием разрывает пасть льву, из которой взвивается кверху столб воды высотой до двадцати метров. Гигантский фонтан является выражением и предсмертного крика царя зверей и торжества победителя. Восемь дельфинов, символизирующих спокойное море, резвятся у ног победителя. Их водометы образуют серебристый водяной венок, в центре которого сверкает золоченая фигура Самсона. Из полуциркульных ниш пьедестала с удивлением смотрят четыре льва, из пастей которых льется вода в бассейн.

Широкое использование аллегории характерно для искусства XVIII века. Так, при установке статуй в Летнем саду в Петербурге Петр I говорил: «Я желаю, чтобы те, кои будут приходить в сей сад, могли в оном при удовольствии своем найти некоторое поучительное наставление». Такое «поучительное наставление» содержится и в скульптурной группе «Самсон, разрывающий пасть льва». В чем же оно заключается?

Решающей битвой в Северной войне явилась знаменитая Полтавская баталия 27 июня 1709 года, в которой русские войска наголову разбили шведов. Победа русских войск под Полтавой имела большое политическое и военное значение. Результаты ее сказались на ходе всей русско-шведской войны. Гибель шведской армии произвела огромное впечатление в странах Западной Европы. Этому выдающемуся событию были посвящены многочисленные описания, гравюры, рисунки, картины и произведения скульптуры. Безусловно, что в оформлении Большого каскада Петергофа, посвященного торжеству России над Швецией в Северной войне, должно было найти отражение и это событие. Петр I решил изобразить победу своих войск под Полтавой в виде аллегорической фигуры древнегреческого богатыря Геркулеса, «который дерется с гадом семиглавым, называемым гидрою». Такую группу предполагалось поставить наверху Большого каскада. Но осуществить свой замысел Петр I не успел. Скульптурная группа с гигантским фонтаном была поставлена уже после смерти царя, причем Геркулеса заменили «Самсоном Российским».

Сюжет для такой группы был выбран не случайно. Полтавская битва совпала с отмечавшимся православной церковью днем святого Сампсония, который считался покровителем русских войск. После Полтавской победы во имя этого святого в городах России, в том числе в Петербурге и Кронштадте, строили церкви, часовни и соборы. Но тщедушный «святой Сампсоний», каким его представляли иконописцы, не мог олицетворить богатырскую силу войска Петрова в изобразительном искусстве. Тогда художники и скульпторы, используя мотивы известного библейского сказания о Самсоне, победившем царя зверей — льва, создали обобщающий образ богатыря — «Самсона Российского, рыкающего льва свейского (шведского) преславно растерзавшего». Самсон стал олицетворением неколебимой мощи русского государства, а поверженный лев — символом побежденной Швеции.

Самсон находится в окружении многочисленных героев и богов древнегреческой мифологии. В каждой из скульптурных групп, оформляющих тот или иной фонтан каскада, развивается и усиливается мысль о могуществе России — морской державы.

С высоты верхнего грота, отделенного от дворцовой террасы балюстрадой, в сторону «Самсона» направлены две мощные струи: то повелители волн морские чудовища — тритоны, словно приветствуя героя-богатыря, трубят в витые раковины. Во время пуска фонтанов «Тритоны» начинают бить только в тот момент, когда струя из пасти поверженного Самсоном льва достигает самой высокой своей точки. Такая зависимость водометов усиливает смысловую подчиненность их аллегорических скульптурных украшений.

Покровительницы мореплавателей наяды с мальчиками-тритонами, сказочные девы — морские сирены с огромными дельфинами расположены на поребрике ковша, у ног Самсона-победителя. Стенки бассейна ковша украшены ритмично повторяющимися масками, из которых также бьют струи. Все эти фонтаны и скульптурные группы означают покорность морской стихии и ее обитателей.

На выступающих из воды туфовых полуостровках, что находятся по обеим сторонам у основания каскада, помещены скульптурные изображения рек Волхова и Невы — величественного старца с веслом и молодой женщины, держащей змею. Потоки воды падают из-под туфовых пьедесталов и соединяются в ковше. Это символическое выражение выдающегося события петровской поры — строительства Ладожского канала, соединившего реки Волхов и Неву, связавшего центральную Россию с морскими путями. На нижней, подпорной стенке каскада, облицованной туфом, между «Невой» и «Волховом» установлены восемнадцать герм — своеобразных украшений, ведущих свое начало от дорожных столбов Древней Греции. Длинные полосатые выступы — гермы увенчаны масками мифологического бога торговли Гермеса. Так аллегорически изображалось процветание торговли, открытие водных торговых путей России в Западную Европу.

Центральная площадка каскада перед гротом украшена оригинальным фонтаном «Корзинка»: тридцать девять прозрачных струй, переплетаясь, образуют узор круглой корзины, внутри которой бьют восемь вертикальных струй, напоминающих букет цветов. Если вспомнить, что на языке аллегорий XVIII века корзина с плодами, цветами обозначала богатство, изобилие, то становится ясным, что и этот изящный, неповторимый по художественному своеобразию фонтан оказался на месте. Обильные воды фонтанной корзины по трем широким ступеням и пологому сливу также спускаются в ковш.

Большой каскад Петергофа: Самсон раздирающий пасть льву

На противоположных площадках центральной сливной лестницы находятся две устремленные друг к другу фигуры гладиаторов. В их руках — потухшие факелы и побежденные змеи, из пастей которых бьют сильные струи, почти скрещивающиеся у вершины ковша. Потухший факел и змея — символ победоносного завершения битв с врагом.

На угловых выступах основания каскада — две лягушки, как бы дразнящие одна другую струями воды. Оформление этих двух фонтанов перекликается по своему аллегорическому смыслу с одним из барельефов Большого каскада — «Ликийские поселяне». Аллегория заключается в следующем. В греческой мифологии существовало сказание о том, как богиня Латона, мать Аполлона и Афродиты, должна была долго скитаться, преследуемая гневом ревнивой супруги Зевса — Геры. И вот однажды она зашла в ликийское поселение, чтоб утолить свою жажду. Но самонадеянные ликийцы решили посмеяться над Латоной и замутили воду источника. Разгневанная богиня превратила их в лягушек. Этот миф современники Петра I связывали с Северной войной: под ликийцами, превращенными в лягушек, они подразумевали «прегордых» шведов, которые кичились непобедимостью своего оружия, но были посрамлены.

Две боковые семиступенчатые водопадные лестницы образуют основу каскада. Они начинаются от верхнего грота и заканчиваются на уровне площадки большого грота. Водные потоки этих каскадов сначала образуются лишь струями из двух маскаронов, прикрепленных к стенке верхнего грота. Это маскароны мифического владыки морей Нептуна. На каждой ступени с обеих сторон поднимаются прямо вверх по две плотные струи фонтанов, образующие по сторонам лестниц прозрачные водяные завесы. Струи воды бьют на разную высоту. Эффект заключается в том, что по мере понижения лестницы высота каждой пары фонтанов увеличивается до горизонта самой верхней, а поток воды с каждой ступени все усиливается.

Фигурные ступени имеют волнообразный выступ в середине, это придает потоку воды особую красоту. На вертикальных плоскостях уступов водопадных лестниц помещены позолоченные подставки — кронштейны, бронзовые барельефы, орнаменты из листьев.

Двадцать девять барельефов на сюжеты античной мифологии являются замечательными произведениями русского изобразительного искусства XVIII века. На зеленовато-бирюзовом фоне — выпуклые золоченые фигуры, раскрывающие ту или иную аллегорию. В большинстве своем они выражают мысль о морском могуществе России, об освобождении прибалтийских земель от шведов.

Поэтический миф о Фаэтоне — сыне бога солнца — послужил сатирой на шведского короля и его войско, потерпевшее поражение под Полтавой (барельеф на западной лестнице). Содержание мифа заключается в следующем. Фаэтон, дерзкий, легкомысленный юноша, упросил своего отца дать ему на один день управление огненной колесницей. Но он не сумел управиться с конями. Колесница слишком приблизилась к земле, и там началась страшная засуха и пожары. Разгневанный Зевс поразил молнией Фаэтона. Смысл, который придавали мифу в России в начале XVIII века, раскрывается в словах самого Петра I. О разгроме самонадеянных шведов в Полтавской битве он писал: «...единым словом сказать, вся неприятельская армия фаэтонов конец восприяла».

На восточной лестнице на одном из барельефов изображен кентавр Несс (получеловек-полулошадь), который несет на своей спине жену прославленного героя Геракла — Деяниру. Геракл стреляет в Несса из лука и освобождает похищенную супругу. Этот миф, как и «Похищение Прозерпины Плутоном» (изображен на той же лестнице), аллегорически выражает освобождение Петром I прибалтийских земель, «похищенных»; шведами.

Во время действия фонтанов барельефы Большого каскада видны только сквозь водную пелену, ниспадающую по ступеням. Это создает иллюзию сказочного подводного мира и усиливает художественную выразительность прекрасных бронзовых миниатюр. На верху каскадных лестниц установлены фонтаны «Раковины».

По обеим сторонам боковых каскадов, словно в торжественном марше, предстают фигуры мифологических богов, богинь и героев. Они стоят на белых гранитных пьедесталах, расположенных на боковых стенках лестниц. В серебристых колеблющихся струях фонтанов трепетно мерцает золото этих изваяний, придавая неповторимую красоту общей картине. Они не только подчеркивают пышность и великолепие Большого каскада, но и участвуют в раскрытии идейно-художественного замысла всего ансамбля.

По левой стороне восточной лестницы (сверху вниз) вы видите изображения Персея, Цереры, Фавна Флорентийского, Юпитера, Амазонки. У подножия лестницы, ведущей на верхнюю террасу, расположены статуи Вакха с сатиром и Мелеагра Бельведерского.

Большой каскад Петергофа: Персей с головой медузы Горгоны

Персей — прославленный герой древнегреческих сказаний. Один из его многочисленных подвигов заключался в том, что он победил медузу Горгону, взгляд которой обращал все живое в камень. Возвращаясь из царства Горгоны, Персей увидел прикованную к скале Андромеду, обреченную на съедение морским чудовищем. Он убил чудовище, и спасенная Андромеда стала его женой. Мужественный, непреклонный Персей обнажил готовый к битве меч; в другой руке он держит голову медузы Горгоны, лицо которой имеет портретное сходство с лицом Карла XII. Образ Персея и его подвиг олицетворялись в XVIII веке с самим Петром I и его победами.

Статуя богини Цереры, находящаяся ниже «Персея», служит аллегорией процветания русского государства. Церера — богиня плодородия и земледелия. Вслед за ней расположен «Фавн Флорентийский» — один из многочисленных богов древних римлян, покровитель лесов и полей. Его динамичная фигура показана в сложном движении, словно обитатель лесных родников и непроходимых дебрей спешит на этот шумный праздник воды каскада.

У подножия восточной лестницы — статуя Юпитера. Юпитер — глава богов у древних римлян, творец вселенной, повелитель всех тайных сил природы. Мифологический образ Юпитера (Зевса) воспринимался в русском искусстве как аллегория могущества власти того или иного императора.

Копия с античной скульптуры амазонки, установленная рядом с «Юпитером», напоминала о смелости, непобедимости русского войска, подобного войску мужественных амазонок — мифологических женщин-воительниц.

Статуя Мелеагра Бельведерского также символична. «Мелеагр» — не только изображение древнегреческого героя, убившего чудовищного вепря, но и прославление ратного подвига героев России. А рядом с ним статуя великого жизнелюбца, бога вина и веселья Вакха (вместе с верным спутником лесным божком Сатиром) олицетворяла радость и счастье земной жизни. С правой стороны восточной лестницы Большого каскада в Петргодворце расположены сверху вниз изваяния Пандоры, Фавна, Венеры (богини любви, красоты, покровительницы мореходов), Флоры (богини весны, приносящей цветение земле).

Особым изяществом и одухотворенностью привлекает статуя Пандоры. «Всеодаренная» — так называли эту женщину древние греки. Пандору сотворил бог-кузнец Гефест по повелению Зевса, чтоб наказать людей за обладание огнем, который был похищен для них Прометеем у богов. Гефест вылепил Пандору из земли и воды. Богиня красоты Афродита одарила ее неземной красотой, Гермес — коварством и хитростью, Афина (богиня мудрости) — прекрасными одеждами. Зевс отдал ее замуж за брата Прометея и в качестве свадебного дара отдал им сосуд, в котором были заключены все беды людские. Пандора открыла сосуд и выпустила на волю все бедствия.

Фигура Пандоры изваяна замечательным русским скульптором XVIII века Ф. Шубиным. Прекрасный мастер психологического скульптурного портрета, Шубин сумел создать пленительный образ красивой молодой женщины, словно очарованной развернувшейся перед ее взором праздничной картиной. На этом празднике жизни она не решается открыть сосуд несчастий и бед.

По-юношески целомудренная, стройная фигура Аки-да возвышается на верху западной каскадной лестницы, с ее левой стороны. По античной мифологии, Акид полюбил морскую нимфу Галатею и был убит из ревности циклопом Полифемом. Кровь убитого Акида превратилась в реку. Достигнув моря, река Акид соединилась с возлюбленной Галатеей.

Ниже ряд богов продолжают Фавн, Венера Медицейская, Ганимед — прекрасный юноша, взятый на небо за красоту свою и ставший виночерпием Зевса.

По правую сторону западной лестницы расположены статуи, представляющие главным образом копии с античных оригиналов. Это Юнона — супруга Юпитера, повелительница туч, бури и молний; Галатея — морская нимфа, олицетворяющая спокойное море; Меркурий — вестник богов и покровитель торговли; Актеон — охотник; греческий метатель диска — дискобол; Германик — римский полководец; и сказочно прекрасный юноша Антиной. Статуи двух последних украшают подножие западной парадной лестницы.

Из всех этих скульптур наибольший интерес представляет изваяние Актеона, поражающее необыкновенно сильной иллюзией движения фигуры. У древнегреческого драматурга Еврипида сказание о мифологическом герое Актеоне передается так. Юноша Актеон похвалялся перед страстной охотницей Артемидой (богиней красоты), что он более искусный охотник, нежели она. Разгневанная Артемида превратила Актеона в оленя, и его растерзали собственные собаки. Вот и бежит Актеон по ступеням каскада от ярости богини, но напрасно: на его голове уже появляются рога оленя. В начале XVIII века миф об Актеоне получил в России иной смысл: Актеон — это наказанный за самонадеянность и хвастовство король Швеции Карл XII.

Скульптурное убранство характерно и для гротов Большого каскада: в арках Верхнего грота находятся мраморные бюсты, обозначающие времена года (весна, лето, осень, зима); в нишах Большого грота стоят пять бронзовых золоченых статуй: бог лесов Пан с пастухом Олимпием, Венера Каллипига, Фавн Барберини, Фавн Капитолийский и бог любви Амур со своей возлюбленной Психеей. Это — копии с античных оригиналов разных эпох.

Талантливые архитекторы, скульпторы, художники, работавшие над оформлением Большого каскада, создали неповторимый художественный ансамбль, в котором любая частность естественно входит в общую гармонию целого.

История Большого каскада

Строительство каскада началось в 1715 году. В его сооружении приняли участие ведущие архитекторы, возводившие царскую резиденцию, — А. Леблон, Н. Микетти, М. Земцов. Скульптуру выполняли по рисункам А. Леблона и И. Браунштейна в Петербурге, частично за границей. Стены гротов и каскада были облицованы туфом и устричными раковинами. Торжественный пуск каскада состоялся в августе 1723 года.

Все скульптурное убранство первоначально изготовили из свинца. К концу XVIII века статуи пришли в ветхость, деформировались, и признано было необходимым заменить их бронзовыми. В 1799 году Академия художеств направила в Петергоф скульпторов М. Козловского, И. Мартоса и Ф. Гордеева «для осмотру помянутых статуй, дабы в точности узнать, возможно ли будет снять с них слепки». После осмотра статуй на Большом каскаде оказалось, что «оные теперь столь попорчены и помяты, что невозможно снять с них слепки для сделания форм к отлитию из бронзы». Кроме того, стоявшие на каскаде статуи были различной высоты, «что самое делает уже в рассуждении симметрии немалое безобразие».

Замена статуй, начатая в 1800 году, закончилась к лету 1806 года. Все фигуры были позолочены, что придало каскаду еще более праздничный вид.

Исполненные талантливыми скульпторами, новые статуи, украшающие и поныне Большой каскад, относятся к числу высших достижений русской пластики начала XIX века. Скульптурное убранство Большого каскада, выполненное мастерами начала XIX века, сохранялось в основном без изменений до 1941 года. С началом Великой Отечественной войны работники музеев Петергофа успели часть статуй отправить в тыл, часть зарыть в землю или спрятать в нишах грота. Но многое осталось на месте и было разграблено оккупантами. Массивные бронзовые скульптуры «Тритоны», «Волхов», «Нева», «Самсон» немцы сняли и увезли в Германию. Уничтожили они и барельефы, гермы, маскароны. Центральную часть каскада при отступлении фашисты взорвали, а в завалах оставили мины.

Большой каскад Петергофа

О монументальности скульптурной группы «Самсон» свидетельствуют ее вес и размеры: высота статуи — 3 метра 29 сантиметров, вес — 5 тонн, площадь ее поверхности — 35 квадратных метров, на покрытие такой поверхности уходит 160 граммов сусального золота.

«Самсон» — один из самых мощных фонтанов Нижнего парка. Высота его струи достигает 20 метров с расходом воды 148 кубических метров в час. Высота струй фонтанов во многом зависит от состояния напорного трубопровода, питающего их водой.

«Самсоновский бассейн» создан на трассе Ропшинского канала. Горизонт воды бассейна на 21 метр выше уровня Нижнего парка. По чугунной трубе диаметром 60 сантиметров вода поступает к насадке фонтана «Самсон», скрытой в пасти льва. Диаметр фонтанной насадки по отношению к трубе уменьшен почти в восемь раз. В результате стремительная струя воды, выбрасываемая фонтаном, может достигать двадцатиметровой высоты. В старых описаниях Петергофа указывается, что струя «Самсона» достигала высоты 100 футов (около 28 метров), но Елизавета приказала фонтан понизить, «чтобы отвратить в дворцовых комнатах сырость, происходившую в ветреную погоду от водных брызг».

Самсоновский трубопровод — один из старейших в нашей стране. Его строительство началось в октябре 1733 года и велось в течение трех лет. Этот трубопровод подавал воду не только к «Самсону», но и к фонтанам Верхнего сада. Вначале вода к этим фонтанам поступала из пруда, находящегося на расстоянии четырех километров, по деревянным трубам, проложенным в два ряда. К 1763 году трубопровод пришел в ветхость, и по заказу Петергофской конторы тульский заводчик Баташев обязался изготовить «самым лучшим мастерством» чугунные трубы диаметром два и полтора фута. Работы по замене деревянного трубопровода, начатые в 1765 году, были закончены в 1769 году.